Выжевский Сергей «Мариенталь»
(Литературный альманах) №1 2005 г.

ИГОРЬ БОЛОТОВ И ЕГО РЕКА
Живописные работы Игоря Болотова хорошо известны знатокам современного искусства. Его профессиональные интересы лежат в области иконописи, истории и реставрации икон, чем он и занимается более двадцати лет. Член Союза художников России с 1991 года, выпускник Института живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина, Игорь Болотов регулярно участвует в российских и международных выставках, его работы приобретены частными коллекционерами России, Украины, Германии, Франции и Дании.

В картинах Игоря Болотова всегда ощущаешь живое, человеческое начало. В центре космогонии художника не абстрактный Бог, не движения космических масс,— в нём может оказаться обыкновенная кошка, превосходящая по прихоти перспективы тщательно выписанный индустриальный пейзаж («Окраина»), или обнажённая девочка с пронзительным запоминающимся лицом («Девушки у реки»).

На его холстах соседствуют простые тёплые вещи, иногда весьма неожиданные и оттого особенно трогательные. Первые весенние цветы и белое яйцо на некрашенном деревянном подоконнике... Что это? «Натюрморт»? Но ведь яйцо весной напоминает о Пасхе, а значит, о воскресении.

Вообще говоря, художнику превосходно удаётся сочетание различных стилей и жанров. В «Дачный» натюрморт из проросшего лука, патиссона и кабачка органично включается хмурый пейзаж с одинокой фигурой уходящего вдаль человека.

Иногда изображения на полотнах приобретают характер фантастический, едва ли не сюрреалистический. Человеческое (женское?) тело, прозрачное, как личинка, и чешуйчатая осязаемая рыба, при этом лёгкая текучая субстанция реки едва заметна. Заснеженный берег с детьми, катающимися на санках. Для передачи белизны неожиданно выбран розовый фон тонированной бумаги, середина реки не скована льдом, и блики, разрывающие чёрное течение, напоминают о закатном лесе или отражении огней большого города.

И за всем этим незримо присутствуют любовь, основанная на малости и хрупкости этого мира, любовь к женщине и любовь к родине (прежде всего — окрестной),— любовь, замешенная на вере, которая движет его кистью, но не выпячивается, не выносится грубо на поверхность а сквозит намёками, проявляется прежде всего в деталях, изредка прорываясь в иконописной цветовой гамме. Об этой любви его работы.
Made on
Tilda